Новое каменное здание Богоявленского храма было возведено примерно в первом десятилетии XVIII века. К сожалению, ни в одном из известных исторических источников данный этап истории строительства храма не отмечен. Однако сами архитектурные формы его бесспорно свидетельствуют о том, что в камне Богоявленская церковь была построена не в середине XVII века, а позднее.

А когда же именно она была возведена? Наш храм отображен на чертеже, сделанном в 1700—1728 годах, уже как приходской. А по воспоминаниям одного из путешественников, побывавших в Орле в 1711 году, в обветшавшем уже деревянном городе «церквей каменных много» (Г. Пясецкий. История Орловской епархии. Орел: 1899, с. 265). Известно также, что в 1714 году вышел указ Петра I, запрещающий по всей стране каменное строительство в связи с возведением Санкт-Петербура. В провинции оно возобновилось лишь в 1770-х годах, когда, согласно документам, каменная Богоявленская церковь уже существовала. Тогда же, как сообщают «Орловские губернские ведомости» (1876, № 7, с. 38), каменная колокольня нашего храма из-за своей ветхости угрожала падением и уже в 1780 году требовалось её сломать.

Итак, можно сказать, каменная Богоявленская церковь в Орле была сооружена в первом десятилетии XVIII века. К тому же, в «Ведомостях о церквах города Орла» в течение последующего столетия этот храм идет вторым по списку после главного городского собора. Начиная с 1755 года в документах сообщалось и о наличии престолов в церквях. В Богоявленской к этому моменту имелся второй престол во имя Вознесения Господня. К 1787 году также появляется третий — во имя святых благоверных князей Бориса и Глеба (ЦГАДА, ф. 1355, оп. I, с.1009. Описание г. Орла /Экономич. примеч./, 1798 г., л. I об.). Трехпрестольным храм оставался до своей капитальной перестройки в первой трети ХIХ века.

Облик Богоявленского храма, наиболее близкий к первоначальному, предстает пред нами на рисунках и фотографиях — на них мы видим стройную, богато украшенную декором церковь. По стилистическим признакам ее можно отнести к так называемому «нарышкинскому барокко». Храмы этого архитектурного направления появлялись на рубеже XVII-XVIII веков в боярской среде, близкой к царскому двору. Множество таких строений было выстроено по заказу родственника Петра I, Л. К. Нарышкина. Это центрические ярусные строения со столпообразной композицией, за которыми в искусствоведческой науке закрепилось наименования «восьмерика на четверике». Они сочетали в себе живописность архитектурных форм с богатством декоративного убранства. Нарядность этих храмов еще более подчеркивалась их двухцветностью, изысканным сочетанием белого и красного цветов. Красные кирпичные стены оформляются резными белокаменными карнизами, орнаментальными сборками, наличники окон — фронтонами в виде гребешков, грани объемов по углам — белокаменными резными колоннами.

Богоявленский храм в Орле до своей капитальной перестройки относился к лучшим образцам «нарышкинского барокко». Он обладает всеми особенностями этого стиля: основной объем, трапезная, колокольня. Как отмечали архитекторы, немногие колокольни так органично дополняли храмы, как та колокольня Богоявленской церкви, соединяющая в себе изящество и величие.

Известный орловский архитектор С. И. Федоров сообщает в одной из своих работ, что в 1970 году он совместно с еще одним орловским краеведом произвел раскрытие на световом барабане церкви: «мы вскрыли под толстым слоем штукатурки… вырезанные из белого камня балясины, наличники и пояски, сходные по характеру обработки с декором основания колокольни (С. И. Федоров. Архитектурные образы Орловщины. Тула: 1982, с. 32). Он свидетельствует также:»При изучении наиболее сохранившегося светового барабана мною были обнаружены в 1959 году несколько голосников, отверстия которых были заштукатурены. Глубина глиняных горшков, замурованных в стены, составляла 40—60 см. Они… обеспечивали прекрасную акустику… церкви (С. И. Федоров, там же, с. 31).

Итак, каменный Богоявленский храм, построенный на месте деревянной церкви того же названия стал украшением города. Его празднично-торжественная архитектура, созвучная московским храмам этого времени, свидетельствовала об авторстве талантливого художника. Очевидно, яркая красота храма и центральное местоположение стали причиной того, что после упразднения обветшавшей соборной Рождественской церкви (в 1766 г.) в нем стали совершаться почти все торжественные городские богослужения. Уже в 1770 году Богоявленская церковь принимала в своих стенах орловского епископа. Мемуарист ХVIII века Г.Добрынин так описывает это событие: «…Въезд преосвященного в Орел ознаменован был по всем церквам колокольным звоном. При каждой проезжаемой церкви священство было в ризах со крестами, дьяконы в стихарях с кадилами, дьячки и пономари со святою водою в чаше, со свечами в подсвечниках. Народ — по улицам, народ — по заборам и по всем возвышениям, где только можно пристать и удержаться. А в Богоявленской церкви, в которую было ожидаемо восшествие Преосвященного, набилось всякого чина и звания, пола и возраста православных Христиан так плотно, как в Риге на кораблях укладывают мачты. По выходе из церкви поздравляли пастыря с приездом градоначальник со всеми чиновниками…» (Г. Добрынин. Истинное повествование или жизнь Гаврииила Добрынина (1752—1823). СПб., ч. I, с. 41—43).

Автор этого описания сообщает любопытную подробность о священнике Богоявленской церкви отце Алексее. В отличие от других священников и самого епископа он проявлял доброе отношение и веротерпимость по отношению к орловским купцам-старообрядцам. Во время упомянутого посещения города епископом они добились повышения  о.Алексея в сане, он стал протоиерееем. «Все знатнейшие старообрядцы упросили архиерея убедительнейшими способами возвысить в сие достоинство богоявленского отца Алексея…» (Г. Добрынин, там же, с. 43).

Тогда же в 1770 году орловский епископ издал указ о ликвидации кладбища при Богоявленской церкви: «Понеже во время посещения епархии в городе Орле усмотрено нами, что при градских церквах Богоявленской, Покровской и Пятницкой так тесны кладбища и телами мертвыми наполнены, что когда случается вновь погребать, без нарушения телес прежде погребенных, быть не может. Сверх того домы обывателей к оным весьма близко поселены, которые от оных кладбищ воздухом заразительным в весеннее особенно время наполняются невольно… того ради в Духовное правление посылается указ наш… чтобы отныне впередь, как вышеписанных церквей, так и других градских… погребать тела умерших при отдаленных несколько церквах, из которых одна по сю сторону, а другая по ту сторону реки были бы, чтоб через реку при погребении не переезжать» (Г. Пясецкий. История Орловской епархии. Орел.: 1899, с.651—652).

Преподобный Серафим Саровский в Богоявленском соборе

Появление на площади перед Богоявленским собором Орла памятника преподобному Серафиму Саровскому, который в ходе своего Первосвятительского визита в Орловскую митрополию 28 июля 2016 года освятил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, не случайно. По данным исследователей, имеются свидетельства посещения Серафимом Орла и Богоявленского собора.

Серафим Саровский (в миру Прохор Исидорович Мошнин, в некоторых источниках — Машнин) — иеромонах Свято-Успенской Саровской пустыни — один из наиболее почитаемых православных святых, основатель и покровитель Дивеевской женской обители. Прославлен Российской церковью в 1903 году в лике преподобных по инициативе царя Николая Второго. Родился 19 (30) июля 1754 г. (по другим данным — в 1759 г.) в Курске. Скончался 2 (14) января 1833 г. в Саровском монастыре.

Данные о пребывании преподобного Серафима Саровского в Орле содержатся в книге «Дивный старец. Жизнеописание преподобного и богоносного отца нашего Серафима Саровского и всея Руси чудотворца», автором-составителем которой является монах Русской Православной Церкви, поэт, прозаик, литературовед, церковный писатель, член Союза писателей СССР Лазарь (Афанасьев, 1932-2015).

О посещении г. Орла Серафимом Саровским автор пишет во 2 главе своей книги, повествуя о том периоде жизни Серафима, когда он был известен под именем Прохор, и являлся послушником Саровского монастыря, что подтверждается и другими исследователями. Именно в период послушничества в этом монастыре Прохору (Серафиму) явилась Пресвятая Богородица (со святыми апостолами Петром и Иоанном), исцелившая его от «водяной» болезни.

В 1784 году в Саровской обители настоятелем был иеромонахом Пахомий (Назарович). Им были инициированы масштабные строительные работы, в рамках которых планировалось возведение нового храма. Но средств не хватало, и старец Иосиф (один из монахов Саровской обители и духовник Серафима) предложил своему духовному сыну Прохору (Серафиму) новое послушание — сборщика денег на построение храма.

Из этого следует, что летом 1784 года Прохор (Серафим), будучи послушником Саровского монастыря, посетил Орёл, собирая средства на строительство нового храма в своей обители.

Основными местами сбора средств на церковные нужды в России всегда были храмы. В 1784 году действующими храмами (из дошедших до нашего времени) в Орле были: Богоявленский собор (древнейший из сохранившихся орловских храмов, каменное здание которого было возведено в первом десятилетии XVIII века); Троице-Васильевский храм (заложен в 1743 г.; строительство окончено в 1751 г.); Ахтырский кафедральный собор (возведен в 1773 г.); Свято-Иоанно-Крестительский храм (заложен в 1774 г.; освящен в 1777 г.); Николо-Песковский храм (заложен в 1775 г.; в 1776 г. был построен и освящен южный придел святителя Николая Чудотворца, а главная церковь с Ильинским алтарем окончена постройкой в 1790 г.) Из всех перечисленных храмов в то время только Богоявленский собор и Троице-Васильевский храм располагались в городской черте. Остальные находились либо на дальних окраинах, либо за городом. По сути, в центре был только один значительный храм, игравший роль городского собора — Богоявленский. Именно он был средоточием духовной жизни орловцев, являясь главным храмом Орла (более древняя церковь Рождества Пресвятой Богородицы к рассматриваемому времени сильно обветшала и богослужения в ней не проводились; она была разобрана в 1786 году).

Таким образом, с большой долей уверенности можно предполагать, что в 1784 году преподобный Серафим Саровский в возрасте 25 лет (или 30 лет) во время своей послушнической миссии посещал Орёл, и, вероятнее всего, принимал пожертвования от прихожан Богоявленского собора, в 1784 году самого значимого из всех храмов города.

* * *

Имя Серафима Саровского и Орёл также связывает литературная деятельность Сергея Александровича Нилуса, который все свое детство провел в имении Золотарёва Мценского уезда Орловской губернии. С.А. Нилус (1862-1929), много писавший о Серафиме Саровском — религиозный писатель и общественный деятель, православный автор книг, посвящённых выдающимся личностям Дивеевского монастыря и Оптиной пустыни.

Еще одна известная личность, связывающая имя Серафима Саровского с Орлом — митрополит Серафим (Чичаго́в, 1856-1937) — епископ Русской Православной Церкви, который с 1906 по 1908 годы управлял Орловско-Севской епархией. При нём здесь были учреждены церковно-приходские советы, широко развивалась благотворительность. За организацию приходской жизни в Орловско-Севской епархии митрополит Серафим был награждён орденом святой Анны I степени. В 1907 г. он стал присутствующим членом Святейшего Синода, занимался церковно-приходскими вопросами. И именно ему в 1902 году по повелению императора и определению Святейшего Синода были поручены подготовительные работы по канонизации Серафима Саровского, состоявшейся в 1903 году. Он написал житие преподобного, выпустил второе издание «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» и был одним из организаторов церемонии прославления.


Павел Меркулов

доктор исторических наук, директор Среднерусского института управления — филиала РАНХиГС

Виктор Ливцов
доктор исторических наук, профессор,
заместитель директора ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» (Орловский филиал)