Этот период истории храма мы можем видеть по документам, относящимся к 1920-м годам. Он в 1921 году, вместе с Иоанно-Предтеченским, попал в поле зрения Комиссии по изучению памятников старины и искусства при Орловском историко-художественном музее. Правда, перечисленные в её отчете чертежи, фотографии и исторические записки не сохранились.

В 1922 году в Орловской губернии, как и по всей России, проходила кампания по изъятию церковных ценностей. Вот как выглядел этот кощунственный процесс:

«Причту Богоявленской г. Орла церкви.
Губкомиссия по изъятию церковных ценностей ставит вас в известность, что 12 апрель с. г. в 10 ч. утра прибудет комиссия для изъятия ценностей в Вашем храме, о чем для соответствующего уведомления представителей верующих ставитесь в известность. Под ответственностью священнослужителей утренняя служба с 10 до 4 часу совершаться не должна.
Председатель губкомисии» (Государственный архив Орловской области, ф. Р-I. оп. I, д. 542. Дело об изъятии церковных ценностей в г. Орле и губ. 1922., л. 33).

Много ценностей тогда изъято не было. В следующем году Богоявленский храм был взят на учет и поставлен под охрану государства:

«В Губисполком.
Отдел по делам музеев Наркомпросса настоящим сообщает, что на учете и под лхраной Отдела музеев в г. Орле и губернии состоят следующие церкви и монастыри: г. Орел — … ц. Богоявления на Молочном базаре… В случае ликвидации богослужения в этих храмах они могут получить другое назначение только при условии сохранения в неприкосновенности их внутреннего и внешнего облика…»
(Государственный архив Орловской области, ф. Р-I. оп. I, д. 583. Материалы губисполкома за 1923—1924 г. г., л. 106).

В этом же 1923 году в Орле было закрыто 17 православных храмов, но Богоявленский собор в этот список не вошел.

Афанасий Андреевич Сайко

Афанасий Андреевич Сайко

В 1921 году в Орле, на колокольне Богоявленского храма, появился и стал жить никому не известный человек. Одет он был очень бедно и легко, ходил полубосой, хотя время было зимнее. С колокольни сходил, чтобы попросить на пропитание, потом возвращался. Вел себя как не совсем разумный, поначалу на него мало кто обращал внимание.

Как он попал в Орел, никто не знал. Однажды он сказал, что Орел дан ему в удел и что дан ему дар читать мысли человеческие. К этому заявлению почти все горожане отнеслись с недоверием, но постепенно многие из них убедились, что это на самом деле так.

Афанасий Андреевич Сайко – так звали будущего известного Орловского Христа ради юродивого – действительно оказался не простым человеком. Люди стали обращаться к нему за помощью и советами, толпами ходили за ним, чтобы услышать его слово. А часто он и сам приходил в дом к разным людям, чтобы предостеречь их от беды, от греха.

При всем этом, как и другие юродивые, Афанасий Андреевич никогда не старался выглядеть умным, а тем более святым. Наоборот, всегда как бы подыгрывал тем, кто считал его дурачком и сумасшедшим.

Однако после того, как орловчанам стали известны несколько случаев его предсказаний, на его многие странности горожане перестали обращать внимание, считая это просто признаком своего рода святости.

Афанасий Андреевич совершенно точно, хотя порой иносказательно, сообщал своим близким или просителям о событиях, которые только собирались произойти в будущем, мог излечить больных от некоторых заболеваний.

Вот только один из рассказов о нем (Параскевы и Веры Пуховых).

«Был в Орле председатель горисполкома N. Привели к нему Афанасия Андреевича как чудо какое, так как слава о юродивом провидце дошла и до этого «высокого начальства». Прежде чем отослать старца подальше от народа, N. пожелал самолично увидеть его.

N. был взяточник и гордец. Так он проявил себя и перед святым человеком, с высокомерием пытая то про одно, то про другое. Наконец, хлопнув себя по карману, спросил, что там. А там лежали деньги – взятка от предыдущего посетителя, рублей триста. Афанасий Андреевич точно сказал: «Взятка триста рублей, а дома большое горе тебя ждет».

А дома у N. в это время повесился его семнадцатилетний единственный сын".
В апреле 1931 года Афанасия Сайко за пропаганду против вступления крестьян в колхозы арестовали и несколько месяцев держали в тюрьме, но, не найдя убедительных доказательств его антисоветской деятельности, из-под стражи освободили.

Освободили – чтобы почти сразу же направить его в психиатрическую больницу (кстати, это событие было юродивым предсказано) в д. Кишкинка (7 км от Орла), где Афанасий Сайко пробыл 10 лет.

Сюда к провидцу было настоящее паломничество: кто шел за советом и помощью, кто – просто повидать старца, а принесенных посетителями гостинцев хватало на многих больных.

В конце 1941 или в самом начале 1942 года Сайко вышел на свободу – сильно постаревший, совершенно седой, но еще более известный орловчанам своими поучениями и предсказаниями.

Урон, который наносил юродивый атеистической пропаганде в Орловской области, тревожил официальные власти, и весной 1948 года работники МГБ доставили его снова в психбольницу. Но и там он умудрялся встречаться с посетителями (вернее, они всеми способами прорывались к прорицателю).

В 1950 году Сайко перевели в Воронежскую область, но местные врачи не нашли ничего опасного в его поведении и отпустили "на попечение дочери" (его духовной ученицы А.Дмитриевской). Афанасий Андреевич снова вернулся в Орел, что вызвало настоящий шок у тех, кто пытался изолировать провидца от орловчан.

7 декабря 1950 года работники МВД доставили блаженного в Орловский психоприемник, а потом его перевели в психбольницу. В 1951-1955 годах Афанасий Андреевич находится в Томской областной психиатрической больнице, и лишь в 1956 году он выходит из нее, и начинаются поездки юродивого по стране: из Москвы – в Псковскую область, оттуда – в Ригу.