Защитили Святую Русь. 22 июня День памяти и скорби. Фото

В Богоявленском соборе, как в других храмах Русской Православной Церкви, в День памяти и скорби, в связи с траурной юбилейной датой было совершено заупокойное богослужение в память о воинах «живот свой на поле брани положивших» и других почивших участниках Великой Отечественной войны.

70 лет минуло с начала Великой Отечественной войны, а историческую дату мы отмечаем, как День памяти и скорби по жертвам, принесённым советским народом на алтарь Великой Победы в той войне.

Все мы, живущие на русской земле, в той или иной степени причастны к этому событию. Наверно и не найдёшь такой семьи, у кого не воевал или не трудился в тылу на благо общей победы отец или мать, дед или бабушка. Всех без исключения коснулась страшная година.

Отец мой, Андрей Фёдорович Борисов, кадровый военный, воевал всю Отечественную войну, и закончил свою боевую эпопею в Берлине.

Накануне войны служил отец в Прибалтийском Особом военном округе, в 23-й стрелковой дивизии, располагался она в Латвии, в Даугавпилсе.Как и все непосредственные участники той войны, отец подробно о ней не рассказывал. Да и не принято было среди его ровесников пускаться во фронтовые воспоминания. Но, в конце 80-х заговорили вдруг мы с ним на эту тему. Получилось, что с первых минут войны отец оказался в самой настоящей «мясорубке». Ощутил он тогда и первое чувство беспомощного унижения. Рассказывал, как отступая, забрели небольшой группой красноармейцев в литовское село. Местный житель встретил их недружелюбно и агрессивно, почти не скрывая радости по поводу неудач советских войск. Может, в той случайной встрече и есть, в том числе, отгадка наших тяжёлых поражений и отступлений. Ведь встречали мы войну не на своей родной земле, а на территории выторгованной в результате хитроумных дипломатических манёвров и сговоров.

Сейчас, по оставшимся документам отца и по всезнающему интернету, можно определить, где отец воевал. Становится не по себе, когда читаешь, в какие переделки попала в самом начале войны его 23-я стрелковая дивизия.

Дивизия была отрезана от своих, и после тяжелых арьергардных боев вышла из окружения только 28 июня и продолжила отход на восток. В итоге смогла перейти к прочной обороне лишь в середине июля на восточном берегу озера Селигер. Это была уже исконная русская земля.
После отступления из Прибалтики, отец было переведён во вновь сформированную 332 стрелковую дивизии, Участвовал в битве за Москву, в знаменитой Торопецко-Холмской операции.

А потом настала череда побед. С августа 1944, служа в 7-м стрелковом корпусе 3-й ударной Армии 1-го Белорусского фронта, освобождал Варшаву, участвовал зимой 45-го в Померанской операции и, наконец, брал Берлин.

Почему же так случилось, что прошёл отец самые жестокие битвы практически без ранений и контузий? Попав в фашистскую оккупацию, остались целы и невредимы жена с дочкой? Думается, что в тех безнадёжных ситуациях, в которых оказывались мои ближайшие родственники, оставалось уповать только на Бога. И Господь их спас.



На снимке - Накануне войны. Прибалтика. Старший лейтенант Андрей Фёдорович Борисов. До начала войны считанные дни.

Текст: Анатолий Борисов
Фото из архива семьи Борисовых.

Выберите раздел: