История Богоявленского собора


Это описание истории Богоявленского собора составлено на основе исторической записки, подготовленной искусствоведом Е. И. Островой (Острова Е. И. Памятник архитектуры начала XVIII века — Богоявленская церковь в г. Орле. М.:1992). Мы выражаем благодарность В.М. Неделину за предоставленные иллюстрации — изображения Богоявленского храма.

Cкачать текст раздела в текстовом файле

1. Деревянная Богоявленская церковь — XVII в.

Город Орел был основан в 1566 г. как военный форпост на южной границе русского государства. После сожжения поляками и литовцами в 1606 году он был в полном запустении почти 30 лет. И в 1636 году последовал царский указ о восстановлении города «на старом орловском городище». С этого момента он начал вновь заселятся, продолжая жить полувоенной жизнью. В эти годы в Разрядный приказ многократно поступали сообщения о мерах предосторожности «по случаю татарских вестей» и, соответственно, о строительстве новых укреплений. Туда же «орляне и служилые люди» отправляли челобитные о построении в Орле новых церквей. Вместе с этим стали восстанавливаться и старые.

Одновременно с восстановлением и укреплением орловского острога, а именно в 1641—1646 годах, на месте нынешнего Богоявленского собора строится храм, значительно изменивший впоследствии свой облик. Наиболее подробные сведения о его построении приводит орловский историк Г. Пясецкий, ссылаясь надокумент XVII века: «Лета 7152(1644)… по челобитью орловского посадского Богоявленского попа Бориса, орловский губный староста Козьма Пеншин отмерил на Орле на посаде в Большом остроге…» участок земли «…под церковь во имя Богоявления Господа Бога и Спаса Нашего»,а также под кладбище, усадьбу и огороды причта (Г. Пясецкий. История Орловской епархии. Орел.: 1899, с. 253—254). И историк полагает, что это произошло уже после построения церкви и назначения её причта. Другой орловский историк считает, что Богоявленская церковь была построена иереем Борисом Козьминым «по обещанию, в память родителям.» (Из Орловской старины. Богоявленская церковь в Орле. Орловский вестник. 1890, № 67, 27 марта).

Документы лишь сообщяют: «орловский богоявленский поп Борис Козмин… на Орле в Большом остроге вновь Богоявленскую церковь… построил собою» (Каплинский И. Памятники русского зодчества. Орел.: 1970). Вскоре поп Борис строит рядом с Богоявленской церковью ещё одну — во имя святых Бориса и Глеба.
Со временем вокруг них возникает мужской Богоявленский монастырь, в котором Борис, постригшись в монашество с именем Боголеп, становится первым настоятелем.

Точная дата основания монастыря неизвестна. В документах он упоминается начиная с 1665 года. До 1673 года он не имел ни вотчин, ни крестьян, ни государева жалованья, «братия кормилась по миру». В 1674 году Богоявленский монастырь получает первый земельный надел для своих нужд, располагавшийся вниз по Оке. Были у него и жертвователи из числа орловских помещиков: Цуриковых, И. С. Головина, Аболмасовых, Логачевых, Бородиных, Жиленковых, Ржевских и горожан (В. Петров. Орловский Успенский (Богоявленский) монастырь. Орел.: 1910).

Судьба стоящей в центре города обители, к тому времени уже стесненной частными домами и торговыми лавками, изменилась после пожара 1680 года. «Как бы то ни было, оказалась надобность перенести монастырь на другое удобнейшее место»(Описание церквей, приходов и монастырей Орловской епархии. Орловские епархиальные ведомости. 1902, № 5, приложение). Избрали возвышенную, прекрасную местность вниз на версту по Оке. Строительство церквей в новом монастыре началось уже в 1684 году. Первоначально он сохранял прежнее название Богоявленского, а затем был переименован в Успенский.

Что же касается бывшего Богоявленского монастыря в Большом остроге, то, как следует полагать, после упомянутого пожара 1680 года на его месте оставалось пепелище. Сама же Богоявленская церковь, хоть и не ясно, сгорела она тогда, или же сильно пострадала, примерно в то время была обращена в приходскую. (Г.Пясецкий. Исторические очерки  г. Орла. Орел: 1874, с. 88).

2. Строительство нового каменного храма — XVIII в.

Новое каменное здание Богоявленского храма было возведено примерно в первом десятилетии XVIII века. К сожалению, ни в одном из известных исторических источников данный этап истории строительства храма не отмечен. Однако сами архитектурные формы его бесспорно свидетельствуют о том, что в камне Богоявленская церковь была построена не в середине XVII века, а позднее.

А когда же именно она была возведена? Наш храм отображен на чертеже, сделанном в 1700—1728 годах, уже как приходской. А по воспоминаниям одного из путешественников, побывавших в Орле в 1711 году, в обветшавшем уже деревянном городе «церквей каменных много» (Г. Пясецкий. История Орловской епархии. Орел: 1899, с. 265). Известно также, что в 1714 году вышел указ Петра I, запрещающий по всей стране каменное строительство в связи с возведением Санкт-Петербура. В провинции оно возобновилось лишь в 1770-х годах, когда, согласно документам, каменная Богоявленская церковь уже существовала. Тогда же, как сообщают «Орловские губернские ведомости» (1876, № 7, с. 38), каменная колокольня нашего храма из-за своей ветхости угрожала падением и уже в 1780 году требовалось её сломать.

Итак, можно сказать, каменная Богоявленская церковь в Орле была сооружена в первом десятилетии XVIII века. К тому же, в «Ведомостях о церквах города Орла» в течение последующего столетия этот храм идет вторым по списку после главного городского собора. Начиная с 1755 года в документах сообщалось и о наличии престолов в церквях. В Богоявленской к этому моменту имелся второй престол во имя Вознесения Господня. К 1787 году также появляется третий — во имя святых благоверных князей Бориса и Глеба (ЦГАДА, ф. 1355, оп. I, с.1009. Описание г. Орла /Экономич. примеч./, 1798 г., л. I об.). Трехпрестольным храм оставался до своей капитальной перестройки в первой трети ХIХ века.

Облик Богоявленского храма, наиболее близкий к первоначальному, предстает пред нами на рисунках и фотографиях — на них мы видим стройную, богато украшенную декором церковь. По стилистическим признакам ее можно отнести к так называемому «нарышкинскому барокко». Храмы этого архитектурного направления появлялись на рубеже XVII-XVIII веков в боярской среде, близкой к царскому двору. Множество таких строений было выстроено по заказу родственника Петра I, Л. К. Нарышкина. Это центрические ярусные строения со столпообразной композицией, за которыми в искусствоведческой науке закрепилось наименования «восьмерика на четверике». Они сочетали в себе живописность архитектурных форм с богатством декоративного убранства. Нарядность этих храмов еще более подчеркивалась их двухцветностью, изысканным сочетанием белого и красного цветов. Красные кирпичные стены оформляются резными белокаменными карнизами, орнаментальными сборками, наличники окон — фронтонами в виде гребешков, грани объемов по углам — белокаменными резными колоннами.

Богоявленский храм в Орле до своей капитальной перестройки относился к лучшим образцам «нарышкинского барокко». Он обладает всеми особенностями этого стиля: основной объем, трапезная, колокольня. Как отмечали архитекторы, немногие колокольни так органично дополняли храмы, как та колокольня Богоявленской церкви, соединяющая в себе изящество и величие.

Известный орловский архитектор С. И. Федоров сообщает в одной из своих работ, что в 1970 году он совместно с еще одним орловским краеведом произвел раскрытие на световом барабане церкви: «мы вскрыли под толстым слоем штукатурки… вырезанные из белого камня балясины, наличники и пояски, сходные по характеру обработки с декором основания колокольни (С. И. Федоров. Архитектурные образы Орловщины. Тула: 1982, с. 32). Он свидетельствует также:»При изучении наиболее сохранившегося светового барабана мною были обнаружены в 1959 году несколько голосников, отверстия которых были заштукатурены. Глубина глиняных горшков, замурованных в стены, составляла 40—60 см. Они… обеспечивали прекрасную акустику… церкви (С. И. Федоров, там же, с. 31).

Итак, каменный Богоявленский храм, построенный на месте деревянной церкви того же названия стал украшением города. Его празднично-торжественная архитектура, созвучная московским храмам этого времени, свидетельствовала об авторстве талантливого художника. Очевидно, яркая красота храма и центральное местоположение стали причиной того, что после упразднения обветшавшей соборной Рождественской церкви (в 1766 г.) в нем стали совершаться почти все торжественные городские богослужения. Уже в 1770 году Богоявленская церковь принимала в своих стенах орловского епископа. Мемуарист ХVIII века Г.Добрынин так описывает это событие: «…Въезд преосвященного в Орел ознаменован был по всем церквам колокольным звоном. При каждой проезжаемой церкви священство было в ризах со крестами, дьяконы в стихарях с кадилами, дьячки и пономари со святою водою в чаше, со свечами в подсвечниках. Народ — по улицам, народ — по заборам и по всем возвышениям, где только можно пристать и удержаться. А в Богоявленской церкви, в которую было ожидаемо восшествие Преосвященного, набилось всякого чина и звания, пола и возраста православных Христиан так плотно, как в Риге на кораблях укладывают мачты. По выходе из церкви поздравляли пастыря с приездом градоначальник со всеми чиновниками…» (Г. Добрынин. Истинное повествование или жизнь Гаврииила Добрынина (1752—1823). СПб., ч. I, с. 41—43).

Автор этого описания сообщает любопытную подробность о священнике Богоявленской церкви отце Алексее. В отличие от других священников и самого епископа он проявлял доброе отношение и веротерпимость по отношению к орловским купцам-старообрядцам. Во время упомянутого посещения города епископом они добились повышения  о.Алексея в сане, он стал протоиерееем. «Все знатнейшие старообрядцы упросили архиерея убедительнейшими способами возвысить в сие достоинство богоявленского отца Алексея…» (Г. Добрынин, там же, с. 43).

Тогда же в 1770 году орловский епископ издал указ о ликвидации кладбища при Богоявленской церкви: «Понеже во время посещения епархии в городе Орле усмотрено нами, что при градских церквах Богоявленской, Покровской и Пятницкой так тесны кладбища и телами мертвыми наполнены, что когда случается вновь погребать, без нарушения телес прежде погребенных, быть не может. Сверх того домы обывателей к оным весьма близко поселены, которые от оных кладбищ воздухом заразительным в весеннее особенно время наполняются невольно… того ради в Духовное правление посылается указ наш… чтобы отныне впередь, как вышеписанных церквей, так и других градских… погребать тела умерших при отдаленных несколько церквах, из которых одна по сю сторону, а другая по ту сторону реки были бы, чтоб через реку при погребении не переезжать» (Г. Пясецкий. История Орловской епархии. Орел.: 1899, с.651—652).

3. Первая треть XIX века в истории Богоявленской церкви, капитальная перестройка в 1837 г.

На генеральном плане Орла 1819 года Богоявленская церковь показана стоящей у слияния рек Оки и Орлика на месте бывшего острога. Рядом с ней тянутся торговые ряды деревянного Гостиного двора, между церковью и рядами расположена площадь. Вот некоторые факты из церковной хроники за период первой трети XIX века. В 1815 году от Богоявленской церкви к Ильинской был установлен крестный ход (20 июля) в ознаменование «незабвеных проишествий 1812 года… дарованной России знаменитой победы» (Г. Пясецкий. История Орловской епархии. Орел: 1899, с. 916). Г. Пясецкий отмечает и такое событие, как историю с колоколом, которая произошла в 1821 году во время торжественного празднования в Богоявленской церкви. Когда наступил момент благовеста к литургии «начат был сторонними по усердию людьми на их колокольне (Богоявленской) в большой колокол благовест, который и был продолжаем около четверти часа. Во время трезвона во все колокола большой колокол треснул снизу вершков на восемь». К расследованию дела была привлечена городская полиция. В результате Орловская духовная консистория приняла решение: «в разбитиии колокола никто виновным не отыскан, и кто именно из сторонних людей участвовал в благовесте, также не открыто. А как ко всякому служению благовестный звон производить должны сами причетники, то за нерадение такое и беспечность о своих обязанностях, всех Богоявленской церкви причетников при собрании народном оштрафовать в церкви земными поклонами по сотне каждого, разделив оные на два раза…» (Г. Пясецкий, там же, с. 852—853).

В следующеем 1822 году для Богоявленской церкви был вылит ноый благовестный колокол, звук которого был особо отмечен, как «ясный». Вскоре последовал указ епископа: «По ясности нововылитого колокола при здешней Богоявленской церкви и по уважению того, что сия церковь находится в средоточии почти города, наблюдать отныне сей Богоявленской (церкви) чин собора, поступая сим образом:

  1. Во все воскресные, праздничные и торжественные дни производить при сей церкви предначинательный к литургиям и бдениям всенощным благовест и вечерням в установленное время так, чтобы прежде благовеста Богоявленского ни в каком приходе оного не начиналось, а после начатия оный благовест при всех прочих церквах был бы повсеместно;
  2.  В торжественные дни, когда духовенству следует собираться на общий молебен… сие начинать не иначе, как по сигналу при Богоявленской церкви сделанному благовестом в большой колокол примерно ударив разов пятнадцать или двадцать…» (там же).

В 1837 году Богоявленская церковь была капитально перестроена. Источники сообщают: «В 1837 году предпринято было распространить храм. В эту перестройку главный алтарь храма изменен и устроен совершенно новый и к нему пристроены с южной и северной стороны придельные алтари. Соответственно этому расширена была и вся церковь. Прежние боковые стены были разобраны и вместо них возведены новые на новом месте. В нынешней теплой, так называемой трапезной части храма устроены также алтари с правой стороны и с левой. Здесь же в теплой церкви для большей прочности утолщены были столбы, поддерживавшие колокольню. Тогда же с западной стороны храма к колокольне пристроен притвор или закрытая паперть… Верх колокольни… и верх церкви оставались прежние, одинакового стиля. Все же наружные стены церкви, алтари холодной церкви, северная и южная стены храма позднейшей постройки… сделаны с целью расширения храма и не соответствуют стилю древнего храма. До 1837 года храм вообще был меньших размеров и много уже… ограничиваясь с южной и северной стороны линиею арок купола. Со времени капитальной перестройки храма в 1837 году храм Богоявления Господня разделяется на теплую и холодную церковь. В холодной церкви в восточной части храма три алтаря и престола. Главный алтарь во имя Богоявления Господня, с правой стороны — во имя Вознесения Господня, с левой — во имя св. мучеников кн. Бориса и Глеба. В теплой церкви в правом углу алтарь во имя иконы Божьей Матери „Всех скорбящих Радости“ и в левом — во имя св. бессеребренников Косьмы и Дамиана…» (Орловские епархиальные ведомости. 1902, № 5. С. 67). Относительно этой перестройки в каталоге памятников архитектуры Орловской области сказано: «стены трапезной, приделов и апсиды в 1830-е гг. оформлены в духе позднего классицизма… Внутри стены храма… были прорезаны высокими и широкими арками, соединившими его пространство с пространством приделов и трапезной. Алтарь сохранил необычное перекрытие с выдвинутыми вперед парусами, верхняя поверхность которых подобна изогнутой полке, переходящей в конху» (Орловская область. Каталог памятников архитектуры. М.: 1985, с. 72—73).

В результате перестройки храм во многом утратил свое барочное звучание. Классицистические портики, новые массивные апсиды придали ему совершенно иной художественный облик. Изменился и его пропорционнальный строй, ранее бывший строго выверенным. Теперь лишь верхние части основного объема и колокольня напоминали о церкви, построенной в начале XVIII века.

К 1859 году относится «Главная опись орловской градской Богоявленской церкви», представляющая собой описание интерьера храма. После перестройки 1837 года он был пятипрестольным, имел три четырехярусных иконостаса, в которых размещалось много икон в серебряных позолоченных окладах. В трапезной на южной стороне находился престол во имя иконы Богоматери «Всех скорбящих Радости»; в его иконостас была вставлена сама эта икона.

4. Метрика Богоявленской церкви — 1887 г.

В 1887 году по инициативе Императорской Академии художеств по всем храмам России был разослан особый вид вопросника — «Метрика», включавший в себя все то, что касалось внутреннего и внешнего облика церквей. Настоятели храмов после заполнения «Метрики» отсылали ее обратно — в Академию.

Тогда настоятелем Богоявленского собора  г. Орла был протоиерей Феодор Смирнов, окончивший Орловскую духовную семинарию. Он и заполнял метрику, в которой отдельные моменты нуждаются в исправлении. Вот что рассказывает этот документ об облике храма в ту эпоху:

Протоиерей г. Орла Богоявленской церкви Федор Смирнов. Воспитывался в Орловской духовной семинарии, 57 лет. Священствует 35 лет.
1887 г. январь.»

(Институт истории материальной культуры, Р Ш — № 4471. «Метрика» Богоявленской церкви  г. Орла. 1887 г).

5. Ремонт Богоявленской церкви в конце XIX в. Строительство новой колокольни.

В описании церкви начала XX века говорится: «храм Богоявления Господня в 80-х годах минувшего столетия заново ремонтировался изнутри. В эти годы сначала в теплой, а затем в холодной церкви расписаны стены и устроены новые все пять иконостасов» (Описание церквей, приходов и монастырей Орловской епархии. Орловские епархиальные ведомости. 1902, № 5. С. 67).

В 1900 году произошло самое значительное измение наружного облика Богоявленского собора — была разобрана его колокольня. В том же описании говорится: «Вскоре вслед за этим ремонтом… возник вопрос об устойчивости колокольни, которая с давних пор стояла, изменив немного свое вертикальное положение. Была назначена комиссия из компетентных лиц гражданского и епархиального ведомства при участии духовенства и некоторых из прихожан. При этом старожилы засвидетельствовали, что в таком положении колокольня находилась уже, как они помнят, около 70-ти лет. После тщательного осмотра прочности колокольни комиссия признала, что никакой опасностью колокольня не угрожает. Но затем в 1900 году признано было, что колокольня грозит падением, почему ее сломали. В том же 1900 году… перекрыта заново вся кровля храма, вызолочен крест и глава на церкви и в 1901 году церковь снаружи вновь окрашена масляною краскою зеленого цвета (там же, с. 68).

Таким образом, первоначальная колокольня храма, изображения которой сохранились на рисунке 1849 года и фотографиях конца XIX века, была разобрана. Храм лишился своего основного композиционного элемента, придававшего ему целостный и стилистически выраженный облик.

До 1908 года Богоявленский собор стоял без колокольни. И, наконец, в 1908 года началось возведение новой, ставшей центральной осью целого комплекса, состоявшего из двух башен и отрезка каменной стены — он стал частью церковной ограды. На фотографии 1912 года колокольня предстает уже выстроенной.

Архитектура колокольни была выдержана в псевдо-русском стиле, который доминировал в русской архитектуре конца XIX — начала XX в.в. Столпообразная, с уменьшающимися объемами ярусов, украшенная кокошниками и малыми главками, она по силуэту напоминала старую колокольню. Новая колокольня была надвратной, под ней шла открытая арка, являвшаяся одним из входов на территорию храма.

В конце XIX — начале XX в.в. Богоявленский собор входил в число 23 православных храмов города Орла. В его приходе числилось «800 душ обоего пола», границы прихода шли по Кромской и Карачевской улицам. С 1900 года настоятелем церкви был протоиерей Илия Васильевич Ливанский, выпускник Московской духовной академии, ставший в 1906 году председателем Орловского церковного историко-археологического общества. Им в 1912 году написана и издана брошюра о чудотворной иконе Божией Матери «Всех скорбящих Радости».

6. История Богоявленского собора в 1917—1930 годах.

Этот период истории храма мы можем видеть по документам, относящимся к 1920-м годам. Он в 1921 году, вместе с Иоанно-Предтеченским, попал в поле зрения Комиссии по изучению памятников старины и искусства при Орловском историко-художественном музее. Правда, перечисленные в её отчете чертежи, фотографии и исторические записки не сохранились.

В 1922 году в Орловской губернии, как и по всей России, проходила кампания по изъятию церковных ценностей. Вот как выглядел этот кощунственный процесс:

«Причту Богоявленской г. Орла церкви.
Губкомиссия по изъятию церковных ценностей ставит вас в известность, что 12 апрель с. г. в 10 ч. утра прибудет комиссия для изъятия ценностей в Вашем храме, о чем для соответствующего уведомления представителей верующих ставитесь в известность. Под ответственностью священнослужителей утренняя служба с 10 до 4 часу совершаться не должна.
Председатель губкомисии» (Государственный архив Орловской области, ф. Р-I. оп. I, д. 542. Дело об изъятии церковных ценностей в г. Орле и губ. 1922., л. 33).

Много ценностей тогда изъято не было. В следующем году Богоявленский храм был взят на учет и поставлен под охрану государства:

«В Губисполком.
Отдел по делам музеев Наркомпросса настоящим сообщает, что на учете и под лхраной Отдела музеев в г. Орле и губернии состоят следующие церкви и монастыри: г. Орел — … ц. Богоявления на Молочном базаре… В случае ликвидации богослужения в этих храмах они могут получить другое назначение только при условии сохранения в неприкосновенности их внутреннего и внешнего облика…»
(Государственный архив Орловской области, ф. Р-I. оп. I, д. 583. Материалы губисполкома за 1923—1924 г. г., л. 106).

В этом же 1923 году в Орле было закрыто 17 православных храмов, но Богоявленский собор в этот список не вошел.

7. Богоявленский храм в 1930—1960 годах.

В 1939 году была разрушена колокольня Богоявленской церкви — разобрана на кирпич. А вместе с ней — и церковная ограда. В годы Великой Отечественной войны собор лишился своего главного завершения, был сбит малый глухой восьмерик, а вместе с ним — и венчавшая его главка с крестом. Это положение зафиксировано на фотографии 1947 года. В 1945 году храм был поставлен на учет Орловским отделом по делам архитектуры, а на его стене была установлена охранная доска.

 В 1948 году, когда Богоявленский собор уже находился в ведении верующих, началась подготовка к ремонтно-восстановительным работам. В результате было восстановлено завершение храма, возведена церковная ограда. Но в 1952 году главка свалилась, и на ее месте была установлена новая. В 1956 году «художником из Москвы» была частично расписана трапезная храма, а в 1957 — его основной объем с восстановлением старой живописи.

Справка, свидетельствующая о том, что Богоявленский храм был закрыт 27 июня  1962 г., то есть через месяц после перевода из него Кафедрального собораСправка, свидетельствующая о том, что Богоявленский храм был закрыт 27 июня 1962 г., то есть через месяц после перевода из него Кафедрального собора

В 1937 году в храме открыт антирелигиозный музей, в который из Ельца были привезены мощи святителя Тихона Задонского.
В годы Великой Отечественной войны храм стал кафедральным собором Орловской епархии.

Вот что сообщает о пребывании святыни в Орле И. Барсукова, главный хранитель фондов Орловского краеведческого музея: «В 1937 году в Орле, в Богоявленском храме, был открыт антирелигиозный музей. В этот музей в качестве главных экспонатов были доставлены мощи св. Тихона Задонского и фильм о «разоблачении», то есть - вскрытии этих мощей. Музей просуществовал до 1941 года. Как только немцы заняли Орел, городское духовенство обратилось к коменданту города Адольфу Гаману с просьбой об открытии храмов . И первым был открыт Богоявленский храм, самым главным достоянием которого стали мощи Тихона Задонского, стоявшие на горнем месте алтаря. Настоятель этого храма, отец Александр Кутепов, первым провел в городе крестный ход 26 августа, в день памяти святителя Тихона. Вплоть до освобождения города Богоявленский храм был одной из самых посещаемых церквей в Орле».

С наступлением мира в Орле мощи св. Тихона Задонского вновь открыто были выставлены в кафедральном Богоявленском соборе. Произошло это в 1947 году. Тысячи людей, переживших ужасы войны, шли за утешением к раке, хранившей мощи Задонского Чудотворца.

А 19 июня — 2 июля 1959 года, по благословению архиепископа Орловского и Брянского Иеронима (Захарова), было проведено освидетельствование возвращенной святыни компетентной комиссией из служителей Церкви и врачей. Сообщается, что «проводили это освидетельствование настоятель Богоявленского храма отец Николай Карасев, ключарь Алексий Беляев, настоятель Афанасьевского храма отец Владимир Отт, консультантом был известный орловский врач и тайный монах Владимир Иванович Турбин (монашеское имя Никон), ассистентами были монахини Августа и Евфросинья».

Согласно итогам этого освидетельствования, мощи представляли из себя довольно полно сохранившийся скелет. Причем, на отдельных участках имелись мумифицированная кожа и сухожилия. Практически не тронута тлением оказалась кисть левой руки святого... Акт освидетельствования, полностью опровергающий итоги «разоблачительного вскрытия» 1919-го года, был предан огласке.

Такого удара воинствующие атеисты снести не могли. И, с началом очередных гонений на церковь при Н. С. Хрущеве, в октябре 1961 года, мощи Задонского Чудотворца вновь оказались в запасниках местного краеведческого музея.

Поклониться к ним приезжало много паломников. Конечно, это раздражало власть. Обкомовским распоряжением было велено спрятать мощи в Орловском краеведческом музее. Изымали святыню в полночь. Мощи сложили в мешок и увезли. В храме остались только облачение и вериги святого (которые сегодня находятся в Свято-Иоанно-Крестительском храме Орла). Было это в 1960 году. Храм закрыт в 1962 году и приспособлен под кукольный театр.

Об этом периоде вспоминает один из клириков Богоявленского собора 1950-60-х годов — протоиерей Мефодий Борисёнок:

— Поклониться мощам Тихона Задонского, хранившимся в Богоявленском кафедральном соборе, приезжало много паломников. Конечно, это раздражало власть, — рассказывает о. Мефодий. — Обкомовским распоряжением было велено спрятать мощи в Орловском краеведческом музее. Изымали святыню в полночь. Мне об этом рассказывали очевидцы тех событий: настоятель храма Игорь Базилевич и священники Иосиф Бычок и Василий Теляковский. Мощи сложили в мешок и увезли. В храме остались только облачение и вериги святого. Было это в 1960 году.

— Среди сотрудников музея нашлись верующие люди, от которых я и узнал, где находятся мощи, — продолжает рассказ о. Мефодий. — Сообщил об этом владыке Глебу. Он начал ходатайствовать о возвращении мощей.

Однако только в 1988 году они были переданы Орловскому епархиальному управлению и помещены в Ахтырском кафедральном соборе. В 1991 году мощи были переданы во вновь открытый Задонский мужской монастырь. Кисть руки святителя Тихона была оставлена в Ахтырском храме.

— В одной из местных газет, — вспоминает о. Мефодий, — появилась статья о том, что гуляющим в Детском парке якобы мешают колокольный звон и церковное пение, доносящееся из храма. Родители детей требовали прекратить это «безобразие»... Под письмом было четыре подписи. Богоявленский храм закрыли... Но примерно в это же время возобновил свою работу Иоанно-Крестительский храм.


* * *

Указом митрополита Орловского Антония (Кротевича) с 25 мая 1962 г. кафедральный собор переведен из Богоявленской церкви в Ахтырскую. Богоявленский храм был закрыт 27 июня 1962 г.

Копия указа митрополита Антония (Кротевича) о переводе Кафедрального Собора с 25 мая 1962 г. из Богоявленской в Ахтырскую церковьКопия указа митрополита Антония (Кротевича) о переводе Кафедрального Собора с 25 мая 1962 г. из Богоявленской в Ахтырскую церковь

Судя по фотографиям, вплоть до 1963 года храм имел главку и крест. Вскоре собор был риспособлен под городской кукольный театр. Согласно проекту была разобрана глава храма, сняты кресты, а внутреннее подкупольное пространство перекрыто плоским потолком.

8. Богоявленский собор на рубеже веков: возрождение

8. Богоявленский собор на рубеже веков: возрождение

Волна нового гонения на Православную церковь не обошла стороной Богоявленский собор, вновь закрытый в 1963 году. Его алтари, просторную трапезную и своды спешно и безжалостно перекраивали под кукольный театр. Но храм выстоял и в эти 30 лет «искусственного» плена.

В 1994 году Богоявленский собор передан общине верующих во главе с настоятелем священником Владимиром Дорошем. 6 апреля 1996 года епископ Орловский и Ливенский Паисий освятил главный престол храма, здесь начались регулярные богослужения.

Через десять с небольшим лет вместе со своими сотрудниками, благотворителями и добровольными помощниками отец Владимир превратил Богоявленский собор и его округу в своеобразный духовный островок среди городской суеты. В его центре возвышается величественный белый собор, уже прочти полностью расписанный внутри. Рядом с ним ровно десять лет назад возведена наклаезная часовня во и имя Всех святых. Таких в России можно по пальцам пересчитать – внутри часовни установлен крест, по нему стекает вода, поднимаемая со 140-метровой глубины.

Главная святыня Богоявленского собора – икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Поражают воображение истории её появлений, исчезновений, возвращений. Впервые она появилась в 1847 году, перед ужасным городским пожаром. Некто неизвестный пришел в храм и попросил перенести сюда из Гостиного ряда тамошние иконы. После того как это случилось, произошел в Гостином ряду ужасный пожар. Может быть сам Святитель Николай, икона которого была в числе спасенных образов, был тем человеком? – говорили тогда. Советские гонения икона «Всех скорбящих Радость» пережила в руках у благочестивых людей. Один их них уже в 90-е годы услышал во сне голос Божией Матери, которая велела вернуть свой образ во вновь открывшийся Богоявленский храм. Звали этого человека Иосиф Николаевич Калашников, сам же он работал к тому времени ктитором… Его уже девять лет нет с нами.

В октябре 2004 года святыню похитили из храма прямо средь бела дня. Священники и прихожане были тогда безутешны, потому что, предприняв все возможные усилия, так и не смогли её найти. А украденный образ был продан похитителем одному орловскому коллекционеру, которому ничего не было известно о святыне. Тот, пытаясь что-то узнать об иконе, стал искать в Интернете о ней информацию и совершенно случайно наткнулся на сайт Богоявленского собора. Каково же было его удивление, когда на мониторе перед его взором предстал образ Богородицы, находившийся сейчас в его доме и утраченный верующими церкви! Он не замедлил вернуть икону в храм и стал его постоянным прихожанином.

В 2005-2007 года для храма были отлиты колокола. Самый большой из них (весом в пять с половиной тонн и диаметром почти в два метра) был привезен в Богоявленский собор еще в октябре 2005 года, остальные девять (общим весом чуть менее 7 тонн) — в мае 2007 года. Они отлиты в Донецке по благословению уроженца Орловщины, духовника Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Оптиной Пустыни схиигумена Илия на средства его духовных чад.

В 2008 году были вывезены на территорию Смоленского храма. 22 октября 2009 года По благословению Высокопреосвященнейшего архиепископа Орловского и Ливенского Пантелеимона восстановлена справедливость — колокола Богоявленского собора, вывезенные летом 2008 года на территориюСмоленского храма Орла по указанию предыдущего правящего архиерея епархии — епископа Иеронима, возвращены в Богоявленский собор.

Весной 2008 года начато строительство колокольни собора. В работе принимали участие уникальные специалисты. Один из них, профессор В. Скальный, эксперт по гидрогеологической среде архитектурных памятников (консультировавший восстановление храмов во Владимире Суздале, а также Пизанской башни), консультировал архитекторов в ходе укрепления фундамента колокольни. Разработанная Скальным технология изготовления грунтобетонов позволила избежать грандиозной ошибки строителей Богоявленского храма XVIII века (из-за которой колокольня 70 лет простояла в накрененном положении и была разобрана в начале ХХ века); для укрепления фундамента в ее основание по рекомендации профессора было закачано свыше 100 тонн бетона. 24 мая 2014 года на колокольную водружены купол и крест.